Eminem

НОВОСТИ

Готовый перевод Shady Bizzness / Шейди Биззнесс: 7. ДА НАЧНЕТСЯ БИФ! Часть 3

Shady Business

«Shady Bizzness» — нашумевшая книга телохранителя Эминема, описывающего темную сторону жизни Slim Shady. В ней рассказывается о реальных событиях частной и публичной жизни Eminem. Это единственная книга-хроника гастрольного тура «Slim Shady Tour». Перевод подготовили: tamika, Logout, Fiacail_Milis, crazzzy_sam и RAPStarz. На данный момент книга в процессе перевода и будет выкладываться у нас на проекте по одной части.

Shady Bizzness / Шейди Биззнесс

7. ДА НАЧНЕТСЯ БИФ! Часть третья.

[Предыдущие части]

Обмен любезностями

Когда он увидел меня, он вышел из своей машины и решил подойти. Я показал ему свои руки как знак мирного договора. Я сказал ему, что телефонный разговор у нас не задался и мы должны сейчас поговорить об этом, как взрослые мужчины. Его лицо было красным, так как он был пьян и он явно нервничал.

Я сказал ему, что мы должны быть в состоянии, чтобы самим обговорить это без вмешательства Пола. Он же не слушал. Он был в панике и кричал: «Что ты здесь делаешь?», и обвинял меня в попытке причинить вред его семье. Он говорит: «Наз, я получил пушку, и я тебя пристрелю!»

Я ответил ему: «Да мне похуй на это. Ведь это я заставлял тебя обратиться за разрешением на ношение оружия, если ты не забыл!». Он предупредил меня о том, что имеет некоторое преимущество, а я ответил: «Это даже не твой дом, это все принадлежит твоей теще. То, как ты и Пол поступили со мной – это было незаконно в любом случае. Я же пришел поговорить с тобой по – человечески. И еще, мне нужны мои деньги! Давай решим это отдельно, без участия Пола. Сейчас, я хочу получить свои деньги! Мне нужно то, что вы у меня отобрали». Слим сказал: «Пошел ты, Наз! Ты не получишь ничего от меня», и он орал все громче и громче и все больше нервничал, ведь что мы были единственными людьми на улице в тот момент в этом «белом» районе.

Я положил руку на пистолет в моем кармане. Он видел, что то, что он говорил, меня вообще не беспокоило. Это заставляло его нервничать еще больше. Он старался кричать громче, чтобы привлечь внимание свидетелей. Его соседи начали выходить из дома, и чем громче он кричал, тем спокойнее был я.

Весь район видел, что он вел себя как дурак. Он был настолько безумен, что не пытался выслушать меня. Я просто сказал ему: «Мужик, ты меня не напугаешь», и в это время он задрал свою рубаху и начал размахивать своей пушкой. Я сказал ему: «Ах, вот как?», он ответил: «Да, это биф, ниггер!». Я произнес: «О, так я ниггер, вот как». Я начал медленно вытаскивать свой пистолет из кармана.

В тот момент я заметил Ким и Хэйли, они стояли на крыльце и кричали, это вернуло меня обратно в реальность. Я подумал о своей семье. Тогда я понял, как это выглядело со стороны, будучи единственным черным парнем в этом белом районе, стоящим под прицелом огнестрельного оружия, законного или нет.

Когда собрались все его соседи, я решил все оставить. Я сказал: «Слим, я уважаю тебя, мужик. Я любил тебя как родного брата, и я не принимал во внимание подлого обращения ко мне». Я сказал ему, что пришел, чтобы поговорить. Я поддерживал его и приглядывал за ним, как за собственным сыном, и вот так он решил меня отблагодарить? Я сказал ему, чтобы он выкинул Пола из своей головы, потому что тот промывал ему мозги.

Я медленно пошел к своей машине. Я видел, что все его соседи вышли посмотреть, что за беспорядки творятся здесь. Я видел, что ему было больно, ведь и мне было больно; я достаточно разумный человек, чтобы сказать, что мои чувства были уязвлены. Было грустно, что мы достигли такого окончания. Я пришел сюда не для этого дерьма*. Я пришел поговорить.

Он раздул все до такого состояния, чтобы казалось, будто я был плохим человеком. Я был рад тому, что мне не пришлось применять оружие, в этом случае я лишил бы его жизни. Ким и Хэйли спасли ему жизнь в тот день, знал ли он об этом или нет. Я видел соотношение черных и белых как один к двадцати, и этому черному парню пришлось бы отбывать тюремное заключение. Я решил все оставить как есть.

Я сказал ему, что в следующий раз он услышит от моего адвоката то, что сейчас услышал от меня. Я уехал оттуда со скоростью пять миль в час, так что свидетели не смогут сказать, что я превысил скорость. В этот день Господь был рядом с нами, потому что все могло закончится намного хуже. Я боюсь даже думать об этом.

Я прокручивал эту сцену в своей голове и пытался определить, разумно ли я поступил или нет. Единственное, что крутилось у меня в мозгах, это были последние слова Слима, обращенные ко мне. Он сказал: «Наз, я думал, что ты мой друг, мужик. Я думал, что мы были друзьями. Ты отпустил меня в Калифорнию, а сам остался, а эти ублюдки могли достать меня! Это не похуизм. Я думал, что ты был моим другом!». Именно поэтому я определил, что ему тоже было обидно.

Я сказал ему, что я был его другом, но он сам выбрал такой вариант общения. Я решил вызвать полицию и посмотреть, могу ли в этом случае я подать на него с суд за угрозу с применением оружия, но не так, чтобы посадить его, а для того, чтобы он мог понять, что значит — чувствовать себя некомфортно в подобной ситуации. Знал ли я, что он и Пол буду плести интриги вокруг меня, используя те сообщения, которые я отправил им днем ранее. Я узнал об этом, когда мне позвонили из департамента.

Они перезвонили и спросили, я ли Байрон, и что они просят меня вернуться к дому Слима, потому что они только что послали туда машину и должны были задать мне несколько вопросов. Я сказал им: «Нет, я говорю Вам, что этот человек просто размахивал оружием и устно угрожал мне. Я не собираюсь туда возвращаться, тем более чтобы прийти и подать на него в суд». Они сказали: «Хорошо». Мы ведь находились в пригороде, на 90% состоящим из белых, в котором имелась некоторая доля расовых инцидентов, и я определенно составлял эту долю в тот день.

Сразу же, что я сделал после телефонного разговора с полицией – поехал домой, стараясь не превышать скорость. Я спустился в подвал, убрал все мое оружие и снял свой бронежилет. Я пытался забыть все, что произошло.

Я пожалел о том, что когда – либо встретился с этим парнем. Это дерьмо превратилось в нечто, но у меня реально не было времени, чтобы предотвратить это. Я подумал о том, что Слим и Пол могут наговорить на меня. Я сказал своей жене, что я собрался идти в полицию, и по какой причине я хочу к ним обратиться. Ей тоже было обидно.

Она сказала, что печальным был тот факт, что Слим, вероятно, чувствует именно себя виноватым во всем, но, тем не менее, это не его рук дело, а Пола. Я обратился в отделение и сотрудники полиции автоматически встали на сторону Слима и не хотели выслушать мою версию произошедшего. Они сказали, что не примут мой иск в полицию. Я же ответил им, что они нарушают мои гражданские права, и я вернусь к ним со своим адвокатом.

Они сказали, чтобы я поступал так, как считаю нужным и что Пол со Слимом уже давно по телефону заявили на меня. У них был приказ на охрану Слима и Пола, который был выдан на основании записей моего телефонного разговора со Слимом и сообщения, что я оставил Полу. А еще они сказали, что я угрожал убить жену и ребенка Слима, это была чистейшая ложь.

Согласен, я угрожал и Слиму, и Полу, говорил им, что случится, если они не вернут мне мои деньги, но угрожать их семьям — это явный перебор.
Теперь же мне было запрещено приближаться к ним. Пол, эта сучья морда, был в Нью-Йорке. Ну, а если, как сказал Слим, биф начался, зачем им этот запрет? Их ход «конем» сработал — я не мог заявить на них.

Помимо семьи Слима еще пол района были свидетелями происшедшего, а Пол, этот адвокатишко, решил конкретно обложить меня, и поэтому приплел сюда еще жену и дочь Слима, который, подписался под всем этим, хотя и знал, что я даже не заикнулся про его семью.

Вот так из работника я превратился в преступника. И все эти белые офицеры верили каждому их слову! К тому еще нарушили мои права, не дав мне написать заявление.

Они мне сказали, что по закону он прав — это его дом. Я возразил: это дом его тещи, — а они мне говорят: раз в его водительском удостоверении указан этот адрес, значит, это ЕГО дом. Я им сказал, что он нарушил аж 3 закона.

1-ое: у него нет разрешения на ношение оружия. 2-ое: хранение оружие в своем автомобиле. 3-ье: он демонстрировал свое оружие и угрожал — я их спросил, что они собираются предпринять по этому поводу. Но они были непоколебимы в своем решении — мне так и не дали написать заявление. Тогда я сказал им, что вернусь со своим адвокатом, потому что тут попахивает явным расизмом.

Они сказали: «Ты ж вон какой здоровый,» а я ответил: «Дело не в моих размерах, потому что если бы я себе позволил такое, меня бы тут же упекли за решетку и только потому, что я — черный. Так что не надо мне тут «ля-ля», все дело в расизме.» Я вспомнил ситуацию, когда я еще учился в колледже Оливет [Olivet], моего брата осудили за преступление, которое он не совершал. Сейчас же я имел дело с каким-то белым отребьем и евреишкой.

Кажется, каждый раз, когда я начинаю доверять кому-нибудь у кого другой цвет кожи, они тут же разочаровывают меня. Я с сожалением созерцал, как Пол со Слимом падают в моих глазах ниже, чем любой белый делал это до них.

Они наговорили на меня, сказав, что я собираюсь убить Ким и Хэйли. Я же в своем сообщении никому не угрожал убийством, но для них это был единственный шанс извалять мое честное имя в грязи.

29 лет и ни одного пятна на репутации, пока не встретил этих двух идиотов, а теперь я — охотник, убийца. А все началось с того, что я стал их телохранителем! Я до сих пор убежден в том, что они сами во всем этом виноваты, если бы они вели честно свои дела, ничего подобного не случилось. Причина не во мне, я как раз был решением проблемы, но теперь это перетекло в расизм. Вот так, с одной маленькой лжи начинаются расовые распри.

Они выиграли битву за деньги, но я собираюсь выиграть войну. Вместо того, чтобы отнять их жизни, я покажу всем кто они на самом деле. Они говорят, что объективны, но ни разу ничем не доказали этого.

Они ничем не отличаются от любого другого белого, который сочиняет всякую чушь про черных лишь бы заткнуть их. Но им не заткнуть меня, даже несмотря на то, что они запятнали мое имя. Я никому не позволю обращаться со мной подобным образом. Но когда нарисовывается ситуация «белый против черного», а тем более, что там еще и адвокат Пол, то, конечно, результат предсказуем — «белый всегда прав». Мои права были нарушены, ну, а раз я даже не мог оставить свое заявление, мне оставалось только нанять адвоката.

[Предыдущие части]

Перевод подготовили: tamika, Logout, Fiacail_Milis, crazzzy_sam и RAPStarz. На данный момент книга в процессе перевода и Вы тоже можете принять участие в переводе! Пишите нам на почту support(dog)eminem.pro или профиль Вконтакте.

Рубрика: Shady Bizzness, Фанатская рубрика | Метки: , , , |

Не забудь скачать приложение #EminemPRO

app_reclama2

Приложение Eminem PRO для Android Приложение Eminem PRO для iPhone и iPad

Ещё интересные материалы про Shady Bizzness, Фанатская рубрика:

Комментарии

Мы в сети







МЕНЮ

НАШИ ДРУЗЬЯ
ФИЕРИЧЕСКОЕ ШОУ «SHADY 2.0 SXSW SHOWCASE» НА ФЕСТИВАЛЕ SXSW В AUSTIN MUSIC HALL Подписка на EMINEM journal
На нашем сайте вы найдёте ещё много интересного:

Проект ePro

О проекте
Кто делает «Eminem.pro»
Вакансии
Условия использования
Логотип
Сайт редакции
Журнал EJ (рус.)

About Project ePro

About
Terms of use
Edition
EJ Magazine

Обратная связь

Яндекс-виджетНовинка
Новости по RSS
Новости по E-mail

Эксклюзив EJ

Интервью с Keely Ferguson
Интервью с DJ Tony Touch
Репортаж со Stade de France
Конкурс от EJ и Universal Music

Переводим

The Way I Am Book
Рассказ Андреа Агилар
Shady Bizzness
Eminem Cover StoryНовинка

Наши подборки

Cписок всех песен Эминема
Cписок всех песен Slaughterhouse
Cписок всех песен Yelawolf
Что спродюсировал Eminem?
История позиций в чартах
Коллекция фан-рисунков

Это надо прочитать!

Интервью Эминема для Биллборд
Интервью с Полом Розенбергом
Eminem на Town Hall
Разгадка трека «Rap God»
Интересности от автора «The Monster»
BET Hip Hop Awards 2013

Мы в сети:

Google+
Группа Google
Tumblt
Instagram
Twitter команды ePro
Twitter журнала EJ
Facebook
YouTube