Eminem

НОВОСТИ

Готовый перевод Shady Bizzness / Шейди Биззнесс: 4. TROUBLE IN PARADISE / НЕПРИЯТНОСТИ В РАЮ

Shady Business

«Shady Bizzness» — нашумевшая книга телохранителя Эминема, описывающего темную сторону жизни Slim Shady. В ней рассказывается о реальных событиях частной и публичной жизни Eminem. Это единственная книга-хроника гастрольного тура «Slim Shady Tour». Перевод подготовили: tamika, Logout, Fiacail_Milis, crazzzy_sam и RAPStarz. На данный момент книга в процессе перевода и будет выкладываться у нас на проекте по одной части.

Shady Bizzness / Шейди Биззнесс

Глава 4. TROUBLE IN PARADISE

4. НЕПРИЯТНОСТИ В РАЮ

24 сентября 1999, шоу Дре при участии артистов Death Row «Расстаться, чтобы воссоединиться». Чтобы загладить свою вину за то, что пропустил ее день рождения, я позвал свою жену с собой на Гавайи.

Моя жена, вся команда Shady Tours, включая меня уселись в самолет, впереди нас ожидал шестичасовой перелет из ЛА. Лететь было весело, все болтали, делились планами: рассказывали друг другу что сделают по прилету.

Но все планы порушили охрана аэропорта вместе с полицейскими Гонолулу, как только мы сошли с трапа, они сопроводили нас к машинам, сказав, что багаж пришлют позже.

Мы понять не могли что происходит, подумали, что это просто какое-то улучшенное сопровождение. Но они развеяли наши догадки сказав: «Нет, мы прибыли, чтобы информировать вас, что здесь около 30 человек с Death Row Records, как мы поняли, они прилетели со Snoop Dogg’ом, они что-то не поделили и у них случился конфликт.» Я подумал: «Чувак, расслабься это же Гавайи! Во черт!»

Хорошее настроение мгновенно улетучилось. Как только открылись двери самолета все просто встало с ног на голову. Мы будто очутились в горящих джунглях. События быстро принимали крутой оборот, я просто повторял про себя: «Нет, это все неправда, этого не может быть!

Этого просто не может быть!» Я тут же сообразил, что нужно срочно отправить свою жену обратно домой. Она будет просто вне себя от ярости, но ситуация того требует. Когда 30 чуваков с Death Row прилетают из Калифорнии на Гавайи, чтобы не дать состояться воссоединению, то обязательно произойдет какая-нибудь х*йня.

Это был просто дьявольский план. Кто бы ни придумал его, этот человек заслуживает уважения. Просто нет слов, организация была на высоте.

Какие же у них длинные руки!! Я понял, что они могут достать любого где угодно и когда угодно, будь ты хоть Дре, хоть Снупом, хоть Эминемом. Им, вообще, пое*ть! Я это быстро сообразил. Во, д*рьмо! Это все просто убило меня. И если мне и было когда-нибудь по-настоящему страшно, так именно тогда, потому что они застали меня врасплох, причем уже не в первый раз.

Я не ожидал застать их здесь. Когда отправляешься на Гавайи, думаешь про пляжи, солнце, вкусную еду, а тут все так резко поменялось. Ситуация из «Ура, Гавайи» превратилась в «Вот это жопа!» Это была реальная засада.

В итоге, полицеские Гонолулу совместо с охраной аэропорта проводили нас до машины. Sarge и Row тут же посадили Дре в машину, которя ждала их за аэропортом, так чтобы никто из Death Row не смог их заметить, и быстренько смылись.

Они исполнили все, как по нотам. К слову, они, вообще, хороши в таких делах. Я же был один мне, элементарно, было не с кем что-нибудь планировать. Мне пришлось проделывать все в одиночку, при этом как можно внимательнее приглядывая за Слимом.

Ситуация была крайне нервозной. К сожалению, нам пришлось выходить через центральный выход. К тому же на этот раз мы наняли дополнительную охрану, несколько офицеров полиции, которые прилетели с нами из Калифорнии. Нам пришлось подождать, пока они получат свой багаж, в котором находились их бронежилеты и оружие.

Они потеряли мой багаж, но меня это мало заботило, там не было ничего особо важного, меня больше занимало то, что где-то по-близости находились чуваки с Death Row, которые что-то затевали. Это мгновенно накаляет обстановку до предела. Я начал паниковать, я думал, что, вообще, свихнусь.

Мне пришлось попросить свою жену улететь обратно домой, я знал, что она рассердится, но я же переживал за нее, а еще мне нужно было присматривать за Слимом, который был просто в ах*е от всего этого. Хорошего настроения просто как не бывало. Все получили свой багаж, ну, кроме меня, они прислали его позже в отель.

Мы сели в машину, пока ехали никто даже не заикнулся про то, как он будет развлекаться, ухлестывать за девушками, стояла просто гробовая тишина.

Хотя не совсем так, все надевали бронежилеты, заряжали пистолеты, а затем прятали их за пояс, и все в этом духе, было слышно лишь «клик-клик, щелк, треск.» Мы были, как на иголках! Почти половина района просто пестрила от такого большого количества людей в черно-красных футболках, эти ребята носили только черное и красное. Да, это были они — Death Row.

Они пытались продемонстрировать нам, что они здесь, и им это удалось. Мы вышли из машины и в сопровождении сотрудников полиции Гонолулу направились в отель.

Все началось в отеле. Нам пришлось срочно вытаскивать Snoop’а из отеля, в котором он остановился, где и должно было состояться шоу.

Очевидно, чуваки с Death Row остановились в той же гостинице, что и Snoop, поэтому его пришлось переселить в наш отель, по периметру которого мы выставили оцепление, состоящее из полицейских Гонолулу.

Любого, кто вызывал подозрение останавливали и тщательно расспрашивали, не стали исключением ни Xzibit, ни Snoop, ни Дре, ни их жены, подружки или дети. Никто не покидал отель без сопровождения. Но, все же, нам настоятельно рекомендовали не покидать территорию гостиницы.

Мне кажется, что нас разместили в лучшей части острова в самом лучшем отеле прямо на побережье, в нем было все, что нужно: бар, бассейн и прочее. Нам просто не нужно было никуда выходить из него, только все время шел дождь.

Поэтому мы разбрелись по своим номерам, а у комнат Xzibit’а, Dre, Snoop’а, and Eminem’а круглые сутки по-сменно дежурили полицейские.

Каждый раз, когда мы куда-нибудь отправлялись, нас сопровождала толпа телохранителей, человек двенадцать точно было, а еще на каждого телохранителя приходилось по два полицейских. К нам было не подступиться, мы однозначно превосходили своего противника числом, только все это было ужасно неудобно.

Мы не могли просто куда-нибудь сходить, не могли спокойно спать, в голове все время вертелась мысль: «Что же может случиться?» Мы с женой пытались отпраздновать ее прошедший день рождения.

Получилось, конечно, ужасно, но мы старались, как могли. Больше всего в этой ситуации я переживал за слабый пол, они ведь наиболее уязвимы. Я считаю, что было очень мудро с моей стороны полагать, что я стану их главной мишенью, ведь я его телохранитель, а добраться до него проще всего именно через меня, к тому же Слим — белый.

Я пригласил с собой жену, это ее день рождения, а они могут попытаться добраться до нее. Меня просто сводила с ума только одна мысль об этом. Я понял, что рядом со Слимом всегда нужно быть готовым к самому неожиданному. «Слышь, да, все становится только х*евее.» Знаешь, я так не могу.

Все были напряжены. Народ рассторился, родственники были в ярости, жены тоже не были в восторге от подобного времяпрепровождения, трудно их винить, ведь планировалось что они проведут время в раю, а в итоге все обернулось ужасом на Гавайях. Но все же нам удалось все организовать и обеспечить надежную охрану.

Номера артистов находились под круглосуточной охраной. Позже, правда, все-таки возникли неприятности. На второй день, нам нужно было провести саундчек, который, напомню, должен был пройти в том самом отеле, где остановились чуваки с Death Row, и они, конечно же, попытались сорвать его: несколько человек попыталось прорваться в зал.

В нашей команде телохранителей и артистов было примерно поравну, у нас был численный перевес человек в 10-15. Однако я не спешил радоваться, эти ребята прилетели на Гавайи из Калифорнии не просто так, по-любому у них был план.

Я также выснил, что на них работала пара полицеских, которые помогали им в делах. Кое-кто из нашей охраны предупредил охранников в отеле, чтобы не впускали этих ребят, даже несмотря на то, что они жили в этом отеле, и ни в коем случае и близко не подпускали их к залу, где состоится концерт.

Когда все из команд Дре, Xzibit’а и Snoop’а узнали, что Death Row пытается сорвать саундчек, они спустились вниз, чтобы лично разобраться с ними, но всех остановила полиция и отправлила обратно, в тот момент я был готов стоять за Слима до конца, потому что он не пытался убежать или спрятаться.

Я просто пытался хоть как-то успокоить его, держал его в курсе дел, так как он был весь на нервах, пил, чтобы успокоиться, стоит признать вся эта ситуация, когда не знаешь чего ожидать, сильно раздражала.

Той ночью, во время концерта, мы смотрели в оба, потому что эти чуваки пообещали, что прорвутся на сцену, а по правилам отеля ни у кого из нас не должно было быть при себе оружия.

Оружие разрешено было только офицерам полиции. Но прошло все довольно гладко. Единственная проблема, с которой мы столкнулись было то, что полицейский, который должен был сопровождать нас от запасного выхода до машины, потерялся.

Слим расстроился, я занервничал, позже я надавал ему по жопе, потому что он должен был работать по нашей команде. Мы специально наняли полицейских Гонолулу с одной только целью, чтобы они делали то, что мы им говорим. Это не было простой блажью, наши жизни зависили от этого, у нас не было права на ошибку, а этот чувак не встречает нас там, где он должен был встретить, конечно я занервничал, и Слим тоже занервничал.

Нам пришлось сидеть и ждать этого парня, а потом мы решили, что дойдем сами, без сопровождения. Мы не могли больше так рисковать, нам не стоило светиться, потому что если бы оказались окружены толпой фанаток у Death Row появилась бы возможность что-нибудь предпринять.

Мы уехали за пятнадцать минут до конца шоу.

Мы сели в машину, а полицейские вернулись в зал. Все шло довольно спокойно, хотя ситуация, откровенно сказать, была напряженнейшая, тем более когда мы остались без сопровождения полиции Гонолулу.

В моей голове роились разные мысли: «А что если они подкупили этого парня, почему он потерялся? У него была рация, я с ним разговаривал по ней, так что не было никакого недопонимания, так где он пропал?» Наконец, мы приехали в отель, это надо было видеть, как мы шли из машины в гостиницу!

Впервые мне пришлось действовать в одиночку, к тому же в числе моих задач еще было держать жену по-ближе к себе. Я ей сказал, чтобы не отставала ни на шаг от меня, даже несмотря на то, что я работал со Слимом, она все время должна быть около меня. Мне было необходимо приглядывать и за ней тоже. Это значительно усложнило мою задачу, но она справилась на отлично.

Я проводил в номер жену, потом Слима и убедился, что он в безопасности. Той ночью я получил массу благодарностей от Пола и Слима за проделанную работу.

Впервые они оценили меня. Когда я уходил от них ночью, они радостно кричали: «Мы живы! Мы живы!» Покидая их, я оставил двух полицейских у дверей Слима. Той ночью мы все хорошо спали, потому что знали, что полицейские Гонолулу оцепили отель по периметру, а также дополнительно лобби и все этажи, где мы расположились. Слава Богу!!!!

На следующий день, наши проблемы далеко не закончились. Надо было ехать, а Слим все еще развлекался с Nicole. Он никуда не торопился, а время вылета все приближалось. Ему было по-барабану, как обычно.

Пока он собирался, я пошел поговорить с Sarge’ем и Rowe (телохранителями Дре). Они сказали мне что Dre, Snoop, Xzibit и остальные члены их команды решили задержаться еще на денек. Я думал, что обратно мы полетим вместе, учитывая ситуацию с Death Row, ну да ладно. По крайней, мере я тогда так думал. Все в команде Слима расстроились, что узнали об этом последними. Когда мы приехали в аэропорт, я продолжил осматриваться, чтобы точно знать, что вокруг нет никого с Death Row. Мне по-прежнему было не по себе от недавних событий.

Самолет уже был готов к вылету, все было спокойно. Мы последними сели в самолет, бортпроводник сделал последние объявления. Я подумал про себя, что полет будет удачным! Ниодного чувака с Death Row вокруг! Мы уже застегивали ремни, двери закрывались, как я услышал: «Стойте, подождите не закрывайте!» Мои мысли тут же сменились на: «Че за нах*й!? Правда, что ли!?» — в самолет ввалилось 13 парней с Death Row.

Я сразу же вскочил, сказал Dean’у (он занимался поиском талантов у Слима), чтобы звонил Jimmy Iovine’у в Interscope. Я сказал: «Скорей набирай Jimmy! Скажи, чтобы он сделал так, чтобы по прилету нас встретили полицеские ЛА, потому что Death Row летит с нами в одном самолете! Нам еще нужна машина под багаж, плюс два лимузина, один для отвлекающего маневра. Попроси его все это организовать, потому что иначе нам п**дец!!!!!» А сам отправился в первый класс, чтобы известить Пола и Слима.

Пол такой: «Ты че, издеваешься что ли, твою мать?» А я ему: «Не, мужик, все это правда. Я организовал дополнительную охрану в лице полицеских ЛА по прилету. Jimmy Iovine в курсе, в общем, все как надо.» Слиму, вообще, было наср*ть, он был по валиумом.

Я пробежался по самолету, известил всю команду. Пока я этим занимался, я заметил, как один из этих чуваков с Death Row подкатывает яйца к моей жене. Но я не отреагировал, это могло быть простой провокацией. Я отставался сосредоточенным и бдительным.

Эти ребята с Death Row громко известили о своем присутствии. Их было много, а я один. Но я сохранял хладнокровие. Я знал, что в самолете они ничего не смогут сделать с маршалами США. Если бы я не действовал так решительно и спокойно, возможно, некому было бы все это рассказывать.

Прошло часа 4, я пытался успокоиться, но все мои попытки были тщетны. Я погрузился в чтение Библии, она была моим единственным спасением. Потому что как только я ее откладывал, в моей голове начинали появляться всякие нехорошие мысли.

Один чувак из их компании прошел мимо меня с Hennessy в руках, по бытулке в каждой. Он повернулся ко мне и посмотрел так, будто знал, что я из команды Слима. Я успокаивал себя: «Чувак, не стоит устраивать разборки. Их, аж, тринадцать человек, а я-то один-одинешенек. И нет никого, кто бы прикрыл мне спину.» Я проводил его взглядом и заметил, что он решил воспользоваться туалетом в 1 классе. Он тоже не спускал с меня глаз, все провоцировал.

Этот чувак прошел мимо туалета, прямиком в первый класс к Слиму. Я пошел за ним, мгновенно остальные парни с Death Row повскакивали с мест, направившись ко мне. Я видел, как тот, что был в 1 классе искал Слима. Я проинформировал бортпроводницу о происходящем. Она по громкой связи попросила занять свои места тех, кто пошел за мной.

Сначала я просто наблюдал за тем парнем, который прошел в 1 класс, в конце концов, у него просто мог лететь там какой-нибудь знакомый. А потом он направился прямиком к Слиму. Попытался расталкать спящего рэппера. И только после этого я вмешался: «Молодой человек, могу я вам чем-нибудь помочь?» А он мне: «Не, чувак, отвали.» Тогда я ему сказал: «Давайте, я вам кое-что разъясню. Как вы знаете, у Слима выдался очень напряженный уикенд.

Поэтому он сейчас отсыпается и ему сейчас совсем не хочется иметь с кем бы то ни было какие бы то ни было дела. А вы сейчас мешаете всем этим людям, которые летят 1 классом.» Чувак отвечает мне: «Слышь, а ты че так базаришь, а?» На что я: «Отнюдь, я с вами предельно вежлив.

Слиму сейчас ничего не интересно! Если у вас какое-то деловое предложение, то обратитесь к его менеджеру, вот он здесь — Пол Розенберг. Вы можете все с ним обсудить.» Мы стали перепираться. И в результате разбудили Слима, ему стало интересно послушать этого чувака. Я отошел в сторону, позволив им свободно переговорить, откуда наблюдал за выражением лица Слима.

Он стал что-то шептать Слиму на ухо, так, что из-за шума самолета я нем расслышать ни слова. Только потом я узнал, что он сказал следующее: «Теперь ты знаешь, что я влюбой момент могу залезть к тебе на сцену и еб**ть тебя там же! Но вместо этого я предлагаю тебе сотрудничать.

Тебе просто нужно работать со мной! У меня есть парочка неплохих групп, и мы могли бы помочь друг другу. Только ты должен порвать все отношения с Дре, потому что он засранец!» Слим ответил: «Мне это не нравится, ты приходишь, будишь меня, а потом говоришь всякие гадости про Дре.

К тому же заставляешь меня работать с тобой. Чувак, я так делов не делаю!» И тут я вступил в диалог: «Достаточно! Вам следует перестать провоцировать его и вернуться на свое место.» На что он ответил: «Ты кто, вообще, такой, мать твою? Да, ты знаешь кто я такой!» Я ему: «Вы тоже про меня ничего не знаете! Но как только мы выйдем из самолета, обязательно познакомимся по-ближе! Почему бы вам не занять свое место и не насладиться остатком полета.

Не стоит затевать тут разборки.» Он ответил: «Очевидно, ты телохранитель Слима или что-то в этом духе?» Я: «Да, телохранитель, и даже чуть-чуть больше, чем просто телохранитель.» Он такой: «Ладно, хрен с вами!» — и отправился на свое место. Люди вокруг, по явно ощущаемому напряжению между нами, догадались, что мы не были приятелями.

Пол спросил: «Это был один из тех, что с Death Row?» А я ему отвечаю: «Чувак, ты и сам все понял, че спрашиваешь-то! Ты же знаешь, что они летят в одном самолете с нами! Их целых тринадцать человек, а я один на них на всех.» Я, конечно, сильный и здоровый мужик, но со всеми мне, все равно, не управиться.

Превосходство всегда было на их стороне. Именно поэтому я постоянно настаивал на бронежилетах, на дополнительной охране. Моя жена попросила узнать стюардессу все ли у меня в порядке, до того как мне удалось самому вернуться к ней, я рассказал бортпроводнице, как обстоят дела.

Она начала паниковать, но я заверил ее, что все под контролем. Я попросил Dean’а (A&R-менеджера), полностью удостовериться в том, что Jimmy Iovine обеспечил нам дополнительную охрану по прилету. Что, когда самомлет приземлится, все полицейские будут на позициях.

Я должен был быть уверенным, потому что сильно опасался того, что в аэропорту нас будут поджидать ребята с Death Row. Я сказал Dean’у, что тот чувак с Death Row пытался заставить Слима сотрудничать с ним. Я известил всех, чтобы были готовы сразу же после приземления покинуть самолет. Ситуация накалялась.

После того, как я все рассказал бортпроводнице, я попросил ее передать это пилоту, чтобы он сделал объявление о нашем выходе. Суть заключалась в том, чтобы пассажиры из 1 класса покинули самолет первыми, иначе беды не миновать. Бортпроводница была просто в панике.

Она знала о выходках Death Row из СМИ. Я и вся наша команда расстегнули ремни, как только самолет коснулся земли. Чуваки с Death Row начали осматриваться по сторонам, ничего, кроме проблем их взгляд не выражал. Пилот объявил, что сначала самолет покинут пассажиры 1 класса, потому что одному из них стало плохо и ему нужно срочно оказать помощь, а остальным в это время нельзя было покидать свои места.

Пара пассажиров, которые были в курсе происходящего заявили: «Да, ну нах*й. Не собираемся мы никого тут ждать.» — типичная реакция напуганных до смерти белых. Я попросил их вернуться на свои места, потому что первыми, все равно, выходим мы.

Еще до того, как дверь до конца открылась мы уже спускались по трапу, ну как, «спускались», да, мы бежали по нему. Пятеро полицейских расположились вокруг нас и сопроводили в лимузин. Лимузина было два, а также была еще одна машина.

Как, я и говорил, один лимузин был отвлекающим маневром, а машина нужна была для багажа. Благодаря пилоту у нас появилась 5-минутная фора. Пол, «Мистер Я Все Знаю Про Охрану», «Мистер «Бумажный Гангстер», выглядел просто как какой-то напуганный щенок. Пока полицейские сопровождали нас к машине, первое, что он промямлил было: «Эй, а как же я? Разве со мной никто не останется?»

Пол просто стоял в центре аэропорта и хныкал. Мы никогда не сбавляли шаг, и если кто-то не поспевал за нами, или вот так, оставался реветь посреди аэропорта, в ожидании рейса до Нью-Йорка, то он становился самой уязвимой мишенью.

Я не знаю остался ли кто-нибудь с ним, но все это выглядело просто, как в кино: Пол, до ужаса напуганный, всхлипывая повторяет: «Эй, Слим, позвони мне, чувак…позвони.» Мы добрались до отеля в безопасности, а также мы были надежно защищены по пути назад.

Сначала уехал отвлекающий лимузин, а потом поехали мы в противоположном направлении в отель. Для надежности, в отеле мы поселились под псевдонимами. Мы провели бессонную ночь с женой, она сказала мне: «У тебя такая интересная работа.» На что я: «Интересная? Да, ты че, меня ж убить могут!» Я такого не ожидал. Я просто хотел приподнять деньжат, завести нужные знакомства, раскрутить Wadsquad, перестрелки в мои планы никак не входили.

На следующее утро, Interscope позаботились о том, чтобы снаружи номера Слима дежурили полицейские, а я тем временем проводил свою жену в аэропорт. Я возвращался оттуда на лимузине, а водитель мне такой говорит, что в курсе наших вчерашних «приключений» с Death Row.

Я его спрашиваю: «Откуда знаешь-то?», а он: «Да, так, люди рассказывали. Просто я их возил.» Наверное, на моем лице просто замерла гримаса ужаса. Я подумал, что это подстава, что я попался, но, думаю, тут мое воображение перегнуло палку. Тогда я произнес: «Не думал, что так все получится,» но он успокоил меня: «Да, не, чувак, все в порядке. Я их больше не вожу, давно это было.» — потом мы сменили тему, и он рассказал мне, что сам он из Бруклина, в общем, все оказалось нормально.

Но отель нам пришлось, все-таки, сменить — я не хотел рисковать, — а за сутки мы сменили 3 гостиницы.

В тот день, у нас была запланирована встреча с Дре в студии, но до этого мы отправились к Jimmy Iovine’у в Interscope обсудить сложившуюся ситуацию, что-то надо было делать, ведь она выходила из под контроля. Своего отношения к ситуации он не поменял. Он сказал: «Не обращайте на них внимания.

Они все время так поступают. Ты просто, как новенький на районе. К тому же ты еще и белый, они так и будут пытаться напугать тебя. Это просто часть игры.» На этом я прервал его, сказав: «Мистер Iovine, вы, конечно, не обижайтесь, но этого человека дома ждет дочь, меня моя семья, и мы просто хотим вернуться к ним, но мы даже защититься толком не можем.

Все чего я прошу — разрешить мне выбрать себе парочку помощников, желательно вооруженных.» Несмотря на то, что обучение я закончил, бумаги пока готовы не были. У меня был перцовый баллончик, но это же ЛА, им это только так горло прочистить. Пока мы сидели у него в офисе, Jimmy Iovine позвонил в Death Row и попросил их подъехать.

Их адвокат перезвонил Jimmy, он и его тоже попросил подъехать в Interscope.

Я его спросил: «Зачем ты так делаешь? Я приехал сюда никак не для того, чтобы снова встретиться с ними, я за уикенд насмотрелся на них. Я просил помощников, а не встречи с этими ребятами.» Мы со Слимом были безоружны, бронежилеты мы не надели, да, мы, вообще, не были готовы к такой встрече. Он ответил: «Спокойно. Я знаю, как общаться с ними.»

Мы заметили, как один из «уличных» представителей Death Row приближается. Я и Слим рванули в соседний кабинет, где работал джентльмен по имени David Cohen, который занимался организацией охраны разных звезд. Он оказался нормальным парнем, и мы все ему рассказали. А так как в соседнем офисе были представители Death Row, громко разговаривать мы не могли.

Нас предупредили, чтобы мы не покидали здание еще минимум полчаса, после того, как ребята с Death Row уедут. Это все реально напрягало. Пока мы вот так сидели у мистера Cohen’а в кабинете, я, однозначно, уяснил для себя одну вещь — мне не стоило так просто соглашаться на те гроши, что мне платят.

Мне разрешили выбрать себе помощников. Interscope платили им по 45 баксов в час. В результате, у меня появилось 2 помощника, которых я отобрал, причем работали сменно по 12 часов каждый, а я продолжал пахать круглые сутки, при этом получая меньше. Я был просто уверен, что меня наеб**ают.

Я сделал свои выводы, а против этих против ребят я ничего не имел, Бог свидетель, в конце концов, они ведь прикрывали меня. Правда они были староваты, но зато у них были пушки и годы службы в полиции за плечами, в общем, до тех пор пока они могли стрелять это не имело значения.

Затем мы направились в студию к Дре и рассказали о случившемся, на что он ответил: «Что ж, добро пожаловать в мир Death Row. Чтобы вы не делали, вас не спасет.» Мы хором: «В смысле?» А он говорит: «В прямом.» Если вы работаете с Дре, то его биф автоматически становится вашим. А телохранитель в таком случае становится их первой мишенью.

Все говорили, что Death Row все время вертелись вокруг, но так ничего серьезного не предприняли, на что я всегда отвечал: «Я никогда их не недооценивал. И впредь не буду.» Мы закончили все дела в студии, и я сказал Слиму, что до конца этого дня нам следует никуда не высовываться, что ему не стоит вызванивать своих девочек, кто знает, что она может устроить, вы думаете он послушал?

В Калифорнии у него было не меньше 3-4 подруг — типичные фанатки, — но ведь никогда не угадаешь с кем они еще водят дружбу. Как я и говорил, когда нужно выбирать между бифом и п*здой, Слим всегда выберет п*зду. Позже тем же вечером я основательно задумался над тем, что меня держит на этой работе.

Почему я работал на Слима? Ведь я мог быть примерным семьянином, работать в GM, вместо того, чтобы каждый день рисковать своей шкурой в этой гребаной музыкальной индустрии, постоянно попадать в неприятные ситуации. Я почувствовал какое-то беспокойство внутри, депрессию.

Я стал все время талдычить Полу и Слиму про страховку, потому что я реально переживал за свою жизнь, а еще больше я переживал за будущее своей семьи, хотя и знал, что на самом деле им, вообще, пох*й на это дело. Но в итоге, я все-таки добился, чтобы мою жизнь застраховали, и это было самым лучшим, что я выжал из всей этой ситуации.

Слим не воспринимал этот биф серьезно до тех, пор пока не запахло жареным. В то время, как я читал все, что только можно было, чтобы по-больше узнать о культуре Западного побережья. Я читал книги про Death Row, банды, Aftermath, Eazy-E — в общем, все что могло мне помочь. Я читал истории из прошлого, чтобы адекватно действовать как сейчас, так и в будущем.

Я имел дело с фундаментальными, серьезнейшими вещами. Эти калифорнийские ребята предпочитали мордобою пальбу. Прав тот, кто раньше спустит курок. Лично я не очень-то хотел ввязываться во все это. Поэтому я набрал Слима и решил побеседовать с ним по душам.

Я сказал: «Слим, просто критически важно для нас обзавестись бронежилетами. Я позвонил в несколько мест, но у них нет броников моего размера. Они сказали, что им нужно три недели, чтобы доставить нужный размер, но знаешь, я не хочу разъезжать по Калифорнии без броника аж целых 3 недели.»

Бронежилет для Слима не был проблемой, он ведь парень некрупный, но я-то не хотел оставаться незащищенным. Нужный размер нашелся только в Детройте. Я решил, раз у Слима есть броник, то и у меня он тоже должен быть. Тогда я сказал: «Пол решил, наконец, обзавестись бронежилетами.

Наконец-то дошло. Но я, все-таки, считаю, что тебе нужно согласиться на предложение Jimmy Iovine’а оплатить запись альбома в другом месте, где-нибудь в Нью-Йорке, Сан-Франциско или Майами.» Но Слим сказал, что ему нравится записывать его здесь, в ЛА, и он не собирается никуда ехать.

Слим разозлился на меня из-за того, что я предложил ему уехать, но по тону его голоса было ясно, что дело не в его любви к студии в ЛА, а в том, что он решил показать чувакам с Death Row, что он крутой перец и никого не боится. Но я-то знал, как он их боится. Просто до ужаса.

Я сказал: «Мужик, все знают, что ты можешь постоять за себя. Но только мертвые рэпперы денег не зарабатывают. Нам не по силам тягаться с ними. Мы сейчас, как в логове льва. Нам надо смотаться домой на пару дней, пока тут все поостынет.

К тому же, Пол согласился приобрести бронежилеты, и я собираюсь отправиться за ними домой, а еще постараюсь раздобыть ствол. Но ты, конечно, можешь остаться здесь. Я лечу в Детройт, потому что только там есть бронежилет подходящего для меня размера.» Он воспринял все так, будто это было только предлогом, чтобы слетать домой и увидеться с семьей, тогда я тоже перешел на личности.

Тогда я продолжил: «Слышь, чувак, я не виноват в твоих семейных неурядицах. Но тебе, в любом случае, нужно все уладить. И нет моей вины в том, что мои жена и деть будут рады увидеть меня. Не бесись из-за того, что моя жена не отправит меня ночевать в гостиницу, и что даст мне ключи от машины, которую я купил.

Безусловно, моя семья будет рада мне, конечно я повидаюсь с ними, но я отправляюсь домой за брониками, а еще попробую привезти пушку.» Я сказал, что попытаюсь вернуться со стволом, но это было почти нереально осуществить, потому что как только они узнают на кого я работаю, тут же последуют более тщательные досмотры.

Я признался, что, в любом случае, не собираюсь жертвовать своим будущим и провозить оружие нелегально. К сожалению, мне не удалось привезти ствол, но зато я договорился, чтобы на время моего отсутствия Слима охранял вооруженный полицейский, с которым мы уже до этого как-то работали.

А еще мы с этим офицером устроили так, что по возвращении меня ждали Глок и помповое ружье. Дома же я позаботился о бронежилетах и прочих прибамбасах, вроде дубинок и перцовых баллончиков.

Все бумаги были оформлены на меня, потому что так быстрее, а времени было в обрез: на все про все мне выделили 2 дня, — дело оставалось за малым — оплатить. Я приехал за снаряжением, а Пол не справился со своей единственной обязанностью. Которая заключалась в том, чтобы факсом отправить номер кредитной карты, но он так этого и не сделал.

Но я же не знал про это, когда отправился за бронежилетами, в общем, съездил зря. Я пытался связаться с Полом всеми доступными способами, но он ни разу не ответил мне. Мне пришлось действовать в обход него: я связался с ассистентом бухгалтера, чтобы оплатить покупку.

На следующий день Пол позвонил мне, он был в бешенстве, потому что я действовал без его разрешения, но я сказал ему, что это была вынужденная мера, так как он не отвечал, а еще всего этого можно было избежать, если бы он изначально сделал то, что должен был.

Из-за этого инцидента мне пришлось задержаться на день. Конечно, в глазах Слима это выглядело так, будто я специально все устроил, чтобы побыть с семьей, он обвинял меня в том, что я спрятался от Death Row. На что я ему ответил: «Мужик, во-первых, да я здесь вместе со своей семьей, но не я же накосячил, вот и спрашивай с Пола.

А во-вторых, я, в отличие от тебя, и не пытался показать, что я крутой чувак. Если бы я прятался от Death Row, я бы съеб*лся еще тогда на Гавайях.

Даже не думал, что ты можешь допустить подобную мысль и это после всего того, что я сделал, после всех тех драк, в которых я участвовал из-за тебя, а вспомни того чувака, которого я вырубил, защищая тебя, и вывихнул плечо! Я не пытаюсь доказать, что я крут. Все крутые на кладбище лежат зарытые. А выживают умные.»

Вернувшись в ЛА со всем этим снаряжением, я почувствовал себя в безопасности. Нет, это не было подготовкой к войне, все это делалось с единственной целью — выжить, именно так я относился к этому, когда возвращался. Хотя когда летел из Детройта в Калифорнию, было ощущение, что возвращаюсь на войну. Я знал, что любая ошибка, моя или Слима будет дорого нам стоить.

Я пытался донести это до Слима, и он носил бронежилет практически все время, бывало снимал его, но только когда ему становилось сильно жарко в студии, а в остальное время броник всегда был на нем. Я же одевал свой сразу же, как просыпался, и снимал только перед сном. А один раз я даже спал в нем, потому что у меня сильно разыгралось воображение.

Я дежурил по 16 часов у студийной двери, пока Слим записывал свой материал, с заряженным Глоком наготове. У каждого входа я оставил своих помощников-полицейских, на случай, если какому-нибудь гангстеру вздумает появиться здесь. Ребята были привычны к перестрелкам. Я же просто должен был вернуться целым и невредимым к своей семье домой.

Как-то мне сообщили новость, которая шокировала меня. Уволили Sarge’а и Rowe, телохранителей Дре. Я был просто в ах*е. Они были моими наставниками, лучшими телохранителями, каких я только знал, к тому же они так здорово опекали Дре. И их уволили?

Они заботились о его безопасности, а Дре просто уволил их. Это просто полнейшая жопа. Ходили слухи, что они попросили поднять жалованье за что и были уволены, со словами, что бюджет не резиновый и денег на надбавки нет.

Что больше всего меня шокировало, так это то, что они заменили Sarge’а и Rowe бывшими охранниками Death Row. Я понял, что если увольняют лучших в своем деле, то причина в том, что они попросили повысить их оклад, Пол и Слим, конечно же, взяли это себе на заметку, если уж Дре отказывается увеличивать оклады охране, то почему они должны это делать? Я знал, что Пол по-любому воспользуется таким случаем, что в итоге и произошло.

Но больше всего меня напрягало то, что эти ребята работали на Death Row. Кажется, эти парни заботили меня больше, чем кто-либо еще. Почему из такого множества вариантов Aftermath наняли именно тех чуваков, что обеспечивали безопасность Мистера Marion’а Knight’а?

Даже несмотря на то, что они довольно давно были знакомы с Дре и никак не были связаны с той х**ней, что произошла после ухода Дре с Death Row, я никак не мог понять этого решения. На Death Row у меня уже рефлекс срабатывал.

Я сразу же познакомился с ними, они показались мне нормальными, но первая фраза, что я услышал от них была: «Мы работали в Death Row, охраняли Suge’а Knight’а,» — и тогда я сразу понял, что придется приглядывать еще и за ними.

Хотя, если судить по предыдущему опыту Дре вряд ли позволил бы своей компании нанять людей, которых он бы опасался. Странно, но эти ребята сразу же предложили мне свои кандидатуры мне в помощь, но я вежливо отказался: «Без обид, ребят. Но я работаю только с теми, кого сам выбрал, с кем уже работал.»

Я стал работать вместе с ними, но в то же время я держал дистанцию, потому что не очень-то сильно можешь доверять людям, которые пришли из стана врага. Хотя, стоит признать, с работой они справлялись. Они дежурили у студии, но все-таки они не были ни Sarge’ом, ни Rowe. Без них я чувствовал себя не в своей тарелке.

Я считал этих ребят лучшими. Но незаменимых нет. Хуже всего то, что они уволены Sarge и Rowe узнали от меня. В тот день я был в студии, мне позвонили и сказали, что их уволили.

Я не мог увидеться с ними, потому что в тот уикенд им дали отдохнуть. Получилось их уволили в собственный выходной! Получился просто какой-то п*здец, я оставил Rowe сообщение на автоответчике, а позже он перезвонил мне. В сообщении я не сказал, что его уволили, просто сказал, что мне жаль, что так вышло.

По телефону он спросил меня: «Мужик, ты о чем, что жаль-то?» И я рассказал ему в чем дело. А потом в студии появились эти два новых чувака с Death Row. Rowe передал все Sarge’у, они даже не имели ни малейшего представления почему их уволили. В Aftermath так и не предоставил им официального ответа. Согласно слухам, они запросили слишком много.

Лично я не могу представить подобного. Конечно, каждый хочет, чтобы его оклад повысили. Они провели с Дре почти 2 года. Ты рискуешь ради этих людей, и, конечно, тебе хочется, чтобы твой труд достойно оплачивался.

Однажды ты осознаешь, что так больше не может продолжаться. И это я говорю не только про себя, Sarge’а и Rowe, но и про всех телохранителей, которые были против того, чтобы их наеб*вали.

Хуже всего было то, что Sarge’а и Rowe не было рядом. Когда они были рядом, я знал, что если вдруг в студию ворвутся какие-нибудь гангстеры, эти парни будут со мной до конца. Конечно, у меня были помощники, но им было далеко Sarge’а и Rowe.

Я поддерживаю с ними контакт до сих пор, у них все прекрасно. Знаете, потому, что они лучшие, а для таких работа всегда найдется. На их примере я осознал, что ты можешь сколько угодно рисковать ради своего клиента, но он все равно может тебя уволить в любой момент.

Обстановка накаляется

Я наслаждался своим выходным дома — помог жене по хозяйству, потом позвонил всем, сказал, что я в Детройте — было так круто: позвонить друзьям рассказать все, что со мной случилось.

Всем просто не терпелось все услышать: кого я встретил, кто бывал в студии со Слимом — а для меня все это было буднично, ничего особенного, потому что я частенько кого-нибудь охранял, многих встречал; знаете, они такие же люди, как и все, просто у них денег побольше, ну, и что в этом такого?

Позже, вечером мы решили собраться все вместе, что-нибудь замутить. Я просто был на седьмом небе от счастья — я впервые за долгое время дома. 16 октября я позвонил Слиму: «Эй, чувак, как сам? Как дела?». А он ответил:

«Здорово, мужик, все нормально, мы как раз собираемся сегодня вечерком оторваться, я тебе позже наберу, скажу че как, может, пересечемся, чувак. Я собираюсь в „The Shelter“ (андеграундный хип-хоп клуб в Детройте, Слим спустил там кучу бабла).» Я такой: «Круто, чувак. Может и получится. Ты только набери меня, когда будешь там.»

В тот день я сначала сводил сынишку к парикмахеру, опять же, помог жене по хозяйству, прошелся по магазинам, сводил жену в кино. Пока мы были в кино, мне позвонил Слим, когда он будет на месте, я ему ответил: «Ладно, чувак, договорились. Увидимся через пару часов.»

Я сказал про звонок жене, ей не очень-то понравилось, что я не выключил телефон в кинотеатре, с другой стороны, она понимала, что мне все время нужно быть на связи, хотя долго еще мне выговаривала за это. Ее не устроил даже беззвучный режим, она мне говорила: «Когда ты со мной у тебя, вообще, не должно быть никакого телефона с собой,» а я ей отвечал: «Детка, ну, у меня ведь работа, хоть я и дома.

Я же тебе уже тысячу раз про это говорил, пожалуйста, ты ведь знаешь, мне очень нужна твоя поддержка.» Ей казалось, что каждый раз, когда мы были вместе, Слим все время крал меня у нее, мне были понятны ее чувства, но работа есть работа, в которой мне требовалась ее поддержка. Думаю, что ей казалось, что она делала все, что было в ее силах, и даже больше, однако, все равно периодически мы ссорились из-за подобных ситуаций, но сразу же мирились и все снова было хорошо.

Приближалась ночь, а Слим все не звонил, однако Proof сделал это за него, он сказал, что они уже на месте, и у них все схвачено, так что я им не нужен, я сказал: «Круто, ну ладно тогда.» Было круто, что все парни из D12 собрались и вытащили Слима из отеля, потому что не дело это праздновать свой день рождения в одиночестве, в ссоре со своей женой, без возможности увидеться с собственным ребенком. В таких ситуаций должен быть кто-нибудь рядом, а то и до самоубийства не далеко. И тут, как обычно, Proof спас положение, просто красавчик.

17 октября — день рождения Слима, его друзья вытащили его на вечеринку в ночь с 16 на 17, потому что весь свой день рождения он хотел провести с Hailey. Я ему позвонил, чтобы узнать нужен ли я ему или что-нибудь еще и, конечно, поздравил его с днем рождения.

Он ответил: «Не, я просто хочу побыть с семьей. Все в будет в порядке.» Я сказал: «Как скажешь. Но если что, то ты только позвони.» После этого я продолжил наслаждаться своим пребыванием дома. Сходил в церковь, навестил родственников. В общем, получал удовольствие.

Я снова стал примерным семьянином, ходил в церковь, навещал родственников и друзей, все было прекрасно. Так прошел только один мой день, но были все шансы на то, что за ним может последовать второй такой же.

Даже несмотря на то, что я не получал тех денег на которые рассчитывал, мне, все-таки, нравилось, что мне удалось добиться оплаты в периоды, когда мы находились дома, это было самым лучшим моим достижением. Правда, все равно, пришлось несколько уменьшить наши траты.

Так что, за исключением этого, все было просто прекрасно. День уже подходил к концу, я сидел в своем полностью обставленном подвале, я всегда там тусуюсь, когда дома — лажу там в Интернете. Около 22 ч. мне позвонил Пол Розенберг, менеджер Слима.

Я понял: что-то стряслось, — потому что он звонил мне только, когда случалось либо что-то очень важное, либо что-то очень х*евое. Я приготовился к худшему: или что-нибудь со Слимом, или завтра уезжаем. Я взял трубку: «Здорово, чувак. Все в порядке?» Он ответил: «Мужик, вообще-то не совсем.

У меня плохие новости.» Я подумал, что завтра нам предстоит вылет, и спросил: «Да. И какие?» Он ответил: «Телохранителя Kurupt’а застрелили прошлой ночью, Daz’а ранили в ногу.» Я смог только сказать: «Что?», потом он мне сказал, что еще кого-то застрелили, я спросил, они знают, кто стрелял, он ответил: «Они только догадываются откуда прилетело. Они связывают это с бифом Kurupt’а с Ruff Ryders, всей х*ней, которую он про них наговорил в своих песнях.

Еще есть слух, что это бандитские разборки.» Но на меня произвело впечатление лишь то, что умер телохранитель. И что случилось это как раз на той студии, в которой мы бывали раз или два.

И это так близко к дому. Хуже всего было то, что у него могли остаться семья, пара ребятишек. По-хорошему, не важно была у него семья или нет. Эта смерть заставила меня по-другому взглянуть на то, что случилось на Гавайях и в студии.

Больше всего я боялся, что меня постигнет участь этого телохранителя. Меня всегда беспокоило, что кто-нибудь может ворваться в студию, начать палить во все стороны и убить кого-нибудь из нас. И все это лишь потому, что Слим — белый рэппер, только-только подписанный на Aftermath.

К сожалению, для кого-то мои опасения стали явью, к счастью, не для самого же меня. Я разок пересекался с ним на съемках, и его смерть задела меня за живое. Это все очень печально. На его месте мог оказаться я! Он был солдатом, телохранителем, и надежным товарищем в этом деле. Он просто спасал своего клиента, и все…Смерть.

такое может случиться с кем угодно из нас в любой момент. Мне просто надо было как можно больше узнать о случившемся. Я не хотел строить какие-нибудь догадки или тыкать в кого-то пальцем. Я знал, что однажды подобное произойдет.

Обстановка в Калифорнии накалилась до такой степени, что это было лишь вопросом времени, когда произойдет нечто подобное. Я рад, что мы вовремя покинули ЛА.

Я сказал: «Знаешь, Пол? Нам не стоит записываться там! Вот вам очередное доказательство, как там небезопасно.» Потом мои знакомые телохранители из ЛА рассказывали, что перестрелка началась около половины 12 ночи. Охранники Kurupt’а начали палить первыми.

Думаю кто-то пытался с парковки ворваться в студию, а телохранители не дали им этого сделать. К сожалению, на том охраннике не было бронежилета, они всадили ему 5 пуль в грудь. Он скончался прямо там, на парковке.

Очевидно, второй телохранитель или, может, кто-то еще, чтобы предотвратить проникновение, забаррикадировал дверь торговым автоматом.

Но прежде, ранило по меньшей мере еще двоих. В одного из них попали дважды, и тогда же, очевидно, ранили Daz’а в ногу. Я просто, черт возьми, не мог поверить своим ушам.

Я решил посмотреть новости по MTV, и что же там показывали, конечно же, подобный случай. Знаете, я сильно занервничал. Я иначе взглянул на наши «приключения». Каждый раз, когда я переосмысливал все, через что мы прошли, ситуация казалась мне все опаснее.

Я думал: «Угроза становится все более явной и опасной.» Я имею в виду, что мы элементарно даже подготовиться не можем к чему-нибудь подобному. Ты можешь думать, что ты абсолютно неприступен, а эти ребята все равно, улучат момент — это лишь дело случая.

Тогда мы решили, что Слиму надо про это узнать, я сказал: «Эй, надо позвонить Слиму и все рассказать ему.» Пол ответил: «Да, он ведь не в курсе. Надо прямо сейчас набрать его, встретимся и все расскажем.»

Мы позвонили Слиму, он нам ответил: «Черт! Вы серьезно?» мы ему: «Серьезней не бывает, телохранитель Kurupt’а мертв. Трое подстрелены, один труп и все это в Калифорнии. А мы ведь только оттуда. Вспомни, я ведь постоянно твердил про это, чувак, что это лишь дело времени. А на том телохранителе, кстати, не было бронежилета.»

Я сказал: «Правда, нам не стоит возвращаться туда, чтобы дозаписать альбом.» И тут же добавил: «Чувак, они там на своей волне эти ребята. Нах*й связываться с ними. Пусть они там сами с собой разбираются. У нас и тут в Детройте немало студий. Куча народу специально прилетает сюда, чтобы альбом записать.

Чувак, бл*дь, че тебе стоит доделать свой альбом здесь.» И впервые за долгое время, да, вообще, за все время, мы сошлись в едином мнении — нам нужно подобрать студию в Детройте. Если Дре нужно будет поработать с записью, то мы ему ее просто вышлем, а если ему тоже надо будет записаться, то он прилетит в Детройт. Я подумал: «Вау!»

Наконец-то мы одинаково серьезно оцениваем ситуацию. Еще я подумал: «Одно хреново — только смерть этого телохранителя заставила их всерьез оценить угрозу и прислушаться к моим словам, а не пропускать их мимо ушей, как раньше.»

Наконец, все увидели, что я был прав. Я сам увидел то, о чем все время предупреждал. Хотя, если честно, я и до этого все прекрасно понимал. К сожалению, лишь после того, как погиб человек, они осознали всю опасность, ну, или хотя бы отнеслись к ней должным образом.

После разговора с ними я набрал Rowe, бывшего телохранителя Дре, который как раз был в Калифорнии и спросил: «Эй, мужик, что у вас там стряслось?

Мне только что позвонил Пол, сказал что телохранителя Kurupt’а убили,» он ответил: «Да, я тоже уже слышал. Сейчас как раз пытаюсь выяснить не мой ли это кореш был — у него, ведь, было два охранника.» Я сказал: «Ну, говорят, что его звали Dwayne.» Тогда Rowe ответил: «Значит, не он, мужик, я тебе позже перезвоню.»

Он узнал обо всем по-подробнее и перезвонил мне, я запомнил его слова, когда он сказал: «Не многие задумываются о том, как на самом деле опасна наша работа, мы буквально ходим по краю. Наша жизнь в любой момент может оборваться.»

Я ему рассказал, что мы со Слимом и Полом решили, что альбом закончим здесь, в Детройте, а если будет нужно Дре прилетит сюда, записи, если понадобится, отправим ему, потому что это наилучший вариант в данном случае. И тут Rowe сорвался: «Знаешь, это п*здец полнейший — только смерть человека заставила их серьезно отнестись к ситуации, оценить все масштабы угрозы.»

Я ему ответил: «Rowe не поверишь, это было первое, что мне пришло в голову.» Мы еще немного поговорили с ним, а после я сел и помолился за умершего телохранителя и его семью.

Было уже довольно поздно, я пошел наверх, по пути заглянув в комнату моего старшего сына, я посмотрел на спящего ребенка и, вспомнив убитого телохранителя, осознал, как же я безмерно благословенен.

Он ведь уже никогда не сможет увидеть своих детей. Именно в этот момент я осознал всю благодать Божью, понял, что нужно ценить каждый миг своей жизни. Затем я подошел к нему, укрыл одеялом, поцеловал в лоб и сказал, что очень его люблю и рад снова быть дома, и в этот момент из глаз у меня покатились слезы.

Такое сильно сказывается на тебе: видеть, что кто-то умер, просто выполняя свою работу, и понимать, что ты можешь быть следующим. Укрыв сына, я отправился в свою комнату, где уже уснули моя жена с малышом. На тот момент ему было 7 или 8 месяцев.

Меня так долго не было дома, что я даже не мог точно назвать возраст своего сына. Впрочем, это было и не важно сейчас, когда он так сладко спал. Я взглянул на своего малыша, и мне показалось, что на его лице была улыбка; думаю, ему снились маленькие ангелочки — это было так трогательно.

Эта улыбка была для меня знаком, что все будет хорошо, пока Господь со мной. Мне приходят на ум довольно красноречивые строчки из Библии (Псалтирь, Глава 124, стихи 2 и 3): «Если бы не Господь был с нами, когда восстали на нас люди, то живых они поглотили бы нас, когда возгорелась ярость их на нас.»

Понедельник, 18 октября

Где-то около полудня мне позвонил Пол и сообщил, что мы вылетаем раньше, чем намечали. Изначально планировалось, что мы уезжаем в пятницу перед выступлением на «Saturday Night Live», но он решил перенести вылет на среду. Я ему ответил: «Чувак, знаешь? Я в среду не могу. Я присоединюсь к вам в субботу.

Я уже договорился с Rock’ом и Noel’ем, они подменят меня.» Пол согласился. Мне нужно было задержаться в Детройте, потому что мне надо было закончить кое-какие дела, в семье все уладить. Конечно, жить дома было прекрасно, но мой брак, все равно, был далек от идеального. К сожалению, вопросы, на урегулирование которых нужны месяцы, за считанные дни не решиться не могут.

Позже вечером этого же дня мы с женой сильно разругались, просто в пух и прах разаср*лись. И я первым же делом набрал Пола и сказал ему, чтобы он взял и мне тоже билет на среду, потому что я передумал.

Он уточнил: «Ты уверен?» Я ответил: «Да, бери и мне билет. Все, я не намерен оставаться дома до субботы. Я вылетаю с вами в среду. У меня дома разлад, поэтому я думаю, что лучше всего мне будет уехать.» Это был сущий кошмар: я сорвался, она тоже. Я задумался, может, это разъезды так на меня действуют, может, это из-за музыки моя жизнь летит в тартарары — может, дело во мне — я изменился или, может, наоборот, она как-то изменилась, что, вообще, происходит, в чем дело?

Моя жена настаивала на том, что я не помогаю ей дома. На что я ей парировал: «Как ты там, бл*дь, сказала „Не помогаю“? Я, вообще-то, все время в разъездах. Все заработанные МНОЙ деньги я высылаю тебе, домой, я его отремонтировал, я, наконец, счета все оплачиваю.

И когда я возвращаюсь домой, то мне кажется, что все от меня зависящее я уже сделал. Так что не надо мне тут лечить про то, что я ничего не делаю по дому.» Она мне в ответ: «Ну, ты бы мог хотя бы посуду помыть или еще что-нибудь в этом роде.» Стоит признаться, что тот факт, что именно на заработанные мной деньги оплачивались все наши счета, ослеплял меня, раздувал мое эго, заставлял меня думать, что на мне все держится и что мне больше и делать ничего не положено.

Я полагал, что этого достаточно, я ведь работал, оплачивал счета, всем обеспечивал. Но если честно, такая позиция слишком эгоистична. В любом случае, время лечит, мне же надо было до вылета скорее все уладить. Странно, но когда мы были в разъездах, я дождаться не мог, когда вернусь домой, а проведя пару дней дома, я, наоборот, хотел уехать.

Был вторник, а в среду я собирался улететь, поэтому мне нужно было переделать кучу дел. Но в итоге, я снова перенес свой вылет на субботу, чтобы побыть со своей семьей, и, честно говоря, это было самое лучшее решение, которое я когда-либо принимал.

Я проводил все время со своими сыновьями, играл с ними. Как-то я просматривал фотографии с крестин моего малыша, которые я пропустил. Он ощутимо подрос за семь месяцев. У него начали резаться зубки, он стал больше и уже пытался говорить.

Тогда я попытался вспомнить, а был ли я рядом с ним эти семь месяцев, и к своему сожалению осознал, что не был. Я сильно расстроился из-за этого. Хорошо, что моя жена и крестная, чудеснейшие женщины, которые поддержат в любой момент, наделали множество фотографий, чтобы я мог видеть, как мой сын растет. Вот так, с помощью картинок, я принимал участие во всех этапах взросления своего сына.

Может фотография и краше тысячи слов, но все это и рядом не стояло с личным присутствием. А я так много пропустил. Я стольким пожертвовал ради успеха Слима, а он не оценил этого. Надеюсь, что однажды он повзрослеет и все поймет.

[Предыдущие части]

Перевод подготовили: tamika, Logout, Fiacail_Milis, crazzzy_sam и RAPStarz. На данный момент книга в процессе перевода и Вы тоже можете принять участие в переводе! Пишите нам на почту support(dog)eminem.pro или профиль Вконтакте.

Рубрика: Shady Bizzness, Фанатская рубрика | Метки: , , , , |

Комментарии

Не забудь скачать приложение #EminemPRO

app_reclama2

Приложение Eminem PRO для Android Приложение Eminem PRO для iPhone и iPad

Ещё интересные материалы про Shady Bizzness, Фанатская рубрика:

СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО EJ #26

EMINEM journal

Мы в сети




МЕНЮ

НАШИ ДРУЗЬЯ
ФИЕРИЧЕСКОЕ ШОУ «SHADY 2.0 SXSW SHOWCASE» НА ФЕСТИВАЛЕ SXSW В AUSTIN MUSIC HALL Подписка на EMINEM journal
На нашем сайте вы найдёте ещё много интересного:

Проект ePro

О проекте
Кто делает «Eminem.pro»
Вакансии
Условия использования
Логотип
Сайт редакции
Журнал EJ (рус.)

About Project ePro

About
Terms of use
Edition
EJ Magazine

Обратная связь

Яндекс-виджетНовинка
Новости по RSS
Новости по E-mail

Эксклюзив EJ

Интервью с Keely Ferguson
Интервью с DJ Tony Touch
Репортаж со Stade de France
Конкурс от EJ и Universal Music

Переводим

The Way I Am Book
Рассказ Андреа Агилар
Shady Bizzness
Eminem Cover StoryНовинка

Наши подборки

Cписок всех песен Эминема
Cписок всех песен Slaughterhouse
Cписок всех песен Yelawolf
Что спродюсировал Eminem?
История позиций в чартах
Коллекция фан-рисунков

Это надо прочитать!

Интервью Эминема для Биллборд
Интервью с Полом Розенбергом
Eminem на Town Hall
Разгадка трека «Rap God»
Интересности от автора «The Monster»
BET Hip Hop Awards 2013

Мы в сети:

Google+
Группа Google
Tumblt
Instagram
Twitter команды ePro
Twitter журнала EJ
Facebook
YouTube