Shady_Bizzness_Book

Shady Business

«Shady Bizzness» — нашумевшая книга телохранителя Эминема, описывающего темную сторону жизни Slim Shady. В ней рассказывается о реальных событиях частной и публичной жизни Eminem. Это единственная книга-хроника гастрольного тура «Slim Shady Tour». Перевод подготовили: tamika, Logout, Fiacail_Milis, crazzzy_sam и RAPStarz. На данный момент книга в процессе перевода и будет выкладываться у нас на проекте по одной части.

Shady Bizzness / Шейди Биззнесс

Глава 5. EUROPEAN TURMOIL

5. ЕВРОПЕЙСКАЯ НЕРАЗБЕРИХА. Часть вторая.

[Предыдущие части]

Еще больше Европейской неразберихи

Мы вернулись в Стокгольм — город прекрасных девушек и несовершеннолетних фанаток. По прибытии в отель, там нас уже встречала 15-летняя пассия Слима, Агнес. Очевидно, ее подружки тогда рассказали все ее матери: что она трахалась со Слимом, что пыталась выехать из страны. Ее мать тут же позвонила в отель и запретила Агнес куда-либо лететь. Потом связалась с полицией и поделилась с ними информацией о связях Слима с несовершеннолетней.

Но Агнес, все равно, не послушалась и попыталась улететь с нами. Тогда представитель Interscope international намекнул Слиму, что у него из-за нее могут возникнуть серьезные проблемы. Конечно, в некоторых странах законно иметь отношения с 15-летними, но только с разрешения родителей. А мама Агнес все ее похождения сильно не одобряла. Но Слим все равно потащил ее с собой в тур. Правда, для нее путешествие с нами закончилось в аэропорту.

По телефону представители власти уведомили нас, что мать Агнес не будет выдвигать обвинений, если ее дочь останется в Швеции. В противном же случае, нас всех арестуют за соучастие в совращении малолетних! Тогда мы уже всей командой стали уговаривать Слима подумать и о нас и не брать Агнес в тур. Тогда он согласился и отправил ее на такси домой.

Но по возвращении в Стокгольм Слим опять взялся за старое. У меня изначально было дурное предчувствие, что этой ночью неприятностей нам не избежать. Но Слим не слушал меня, он откровенно наср*л на все! Как только он увидел Агнес, он тут же у думать забыл про Kessia.

Как только их глаза встретились, они превратились в собак в брачный период. Агнес засунула свой язык Слиму в рот, а потом они скрылись в ближайшем туалете, чтобы перепихнуться по-быстрому .

Proof веселил девушек, пока Слим и Агнес в уборной были заняты «делом». Я же в свою очередь, снова напомнил Слиму про то, какие последствия для нас всех могут иметь его сношения с ней. Mark Labelle заметил Proof’а, который занимал девушек, и решил тоже воспользоваться моментом, дабы произвести на них впечатление. Proof же покинул девушек и вернулся в гримерку.

Позже вечером, после шоу, одна из девушек подошла к Proof’у и что-то ему сказала. Позже, с ее слов я понял, что Mark отпускал нелестные высказывания в адрес Proof’а, но вот правда это или нет? Я не знаю. Таким получился наш 2 день тура.

Все были напряжены из-за этой ситуации с несовершеннолетней. Мы были в чужой стране, она была слишком молодой для того, чтобы Слим мог вытворять с ней то, чем он занимался с ней, но он так решил, и это был его выбор. У нас еще был долгий путь впереди, турне ведь было рассчитано на 3 недели. Никто из нас особо не горел желанием участвовать в туре, но нам нужны были деньги, а это была наша работа.

Собственно, именно зарплата была самым лучшим в этом турне. К моменту, когда Proof узнал о выходке Mark’а, все уже накидались, выбор был широким: экстази, трава, Martell и Hennessy. Все расслабились, всем было хорошо.

Proof сказал Слиму, что им нужно поговорить, и тут Mark понял к чему все идет. Тогда он стал всячески отвлекать внимание Слима от Proof’а. Proof’у пришлось увести Слима в пустую комнату, чтобы обсудить расистские нападки Mark’а. Еще он рассказал, что тот не стеснялся в выражениях даже в присутствии фанаток.

Mark все время влезал, когда мы общались с девушками, все время мешал. А еще Proof считал, что его жертвы никто не оценил. В этом плане у нас с Proof’ом было много общего: ему также, как и мне, пришлось оставить дома ребенка и любимую, чтобы помочь Слиму.

Proof считал, что он достоин большего уважения и как артист, и как бэк-вокалист. Ведь именно по его сценариям проходили все выступления Слима. Proof и так был на взводе, а тут еще эти высказывания Mark’а, они просто добили его. Мне кажется, если бы у Proof’а были проблемы с самоконтролем, то Mark бы узнал как у нас в Детройте поступают с такими, как он. Ему просто было не до этого — не для этого он проделал весь этот путь, он был сосредоточен и пытался в любой ситуации сохранять самообладание.

Я не думаю, что Mark замечал, что очень сильно нервирует Proof’а, но именно этим он и занимался. В этом турне я уяснил для себя одну вещь: чуваки из Нью-Йорка и чуваки из Детройта — просто небо и земля.

Мы ведем себя по-разному. То, что канает в Нью-Йорке, не проканывает в Детройте. Мы просто не позволим сделать что-нибудь подобное. Мы обязательно дадим знать, когда нам покажется, что нас оскорбляют. Что, собственно, сейчас и происходило. Proof рассказывал Слиму, как Mark отзывался о нем. Нужно отметить, что они уже достаточно накидались. Я отправился в туалет. В это время Пол и Mark уже практически догадались, о чем беседовали Слим с Proof’ом.

Я краем уха услышал, что Mark пытался всячески отвлечь Слима от Proof’а, которого просто в наглую выпроваживал из комнаты. Proof попросил его подождать, потому что сейчас он разговаривал со Слимом. Но Mark настаивал: «У меня дело поважнее того, о чем вы сейчас разговариваете.

Мне нужно поговорить со Слимом прямо сейчас!» Думаю, Mark использовал свою должность менеджера тура, как предлог, чтобы увести Слима подальше от Proof’а, чтобы он не узнал о его нелестных высказываниях в адрес последнего.

Proof же решил рассказать все Слиму и предоставить ему право как-то повлиять на ситуацию, нежели предпринимать что-либо самому. Mark же все сильнее негодовал, терял терпение. В итоге Слим сказал ему, что придется подождать пока он закончит с Proof’ом. Тогда Mark окончательно вышел из себя и начал орать: «Чувак, слышь, выстави этого чертового ублюдка отсюда сейчас же!» — и так снова и снова. Proof же рассказал Слиму все то, что ему рассказала девушка.

Ну, так вот, Слим пьянющий, Mark не лучше него и Proof, который выглядел довольно трезвым. Я же справляю нужду тут в туалете. А потом я слышу громкий шлепок «Бам!» Не, я имею в виду, реально громкий, прям, «БАХ!!», как-будто, это Бэтмен кому-то отвесил. Я не знал, что происходит. Подумал, что парочка фанатов пробрались за сцену и началась заварушка. Я чуть хозяйство себе не прищемил молнией, выскочил разобраться в чем дело.

И тут перед моими глазами картина: Пол держит Mark’а, а Proof — Слима. Оказывается, это Слим так съездил Mark’у Labell’ю по еб*лу — БАМ!! Он его просто вырубил. И теперь они пытались достать друг друга. Я подскочил к Слиму, а он полез с кулаками и на меня.

Я оттащил его в гримерку и усадил на диван. Сказал ему успокоиться. Mark же остался в холле. Слим сказал мне, что расистские нападки Mark’а задели его за живое. Только в тот момент ни один из них не мог трезво оценивать ситуацию, ввиду того, что ими уже было принято достаточное количество алкоголя и наркотиков.

Он объяснил, что въеб*л Mark’у, потому что сам всю жизнь страдал из-за расизма. На самом деле он уже давно хотел это сделать, а его расистские высказывания были лишь предлогом. Mark ему не нравился с самого начала.

Как-то раз он полез с кулаками на него, за то, что Mark взял у него одну таблетку викодина. Его чуть не уволили за то, что он глотает пилюли Слима. Слиму часто казалось, что Mark относится к нему как к маленькому ребенку. Честно говоря, поведение Слима периодически вынуждало вести себя с ним именно так. Mark из тех людей, которые сделают все для тебя, пока ты относишься к ним с должным уважением, а еще он любит, чтобы его прилюдно расхваливали.

Тогда мне было действительно очень жалко его, потому что он всегда заботился о Слиме. Например, когда мы были в других странах или штатах, Mark’у буквально приходилось спрашивать у прохожих, где найти экстези или викодин. Это было частью его работы. Mark даже убедил Пола специально выделять деньги на алкогольно-наркотские пристрастия Слима.

У него не было знакомых в других странах, но он всегда доставал Слиму наркоту. Он всегда следил за тем, чтобы на Слиме были правильные кроссовки [Nikes], чтобы они подходили к штанам, которые он надел. Он всегда следил за тем, чтобы у Слима в гардеробе появлялись новые кофты и кроссы. На первом месте для него был Слим, а потом уже остальные члены команды. Он следил за тем, чтобы мы все выглядели хорошо. Мне реально было жалко тогда Mark’а, я ведь знал, как ему хочется надрать Слиму задницу.

Я ему сказал: » Чувак, то, что я работаю на Слима, что не даю тебе добраться до него, не означает, что я на его стороне.» Откровенно говоря, с этим рукоприкладством Слим перегнул палку. Он, вообще, тогда с катушек слетел.

Я сказал Mark’у, что теперь он может либо судиться, либо попросить значительного повышения оклада. Тем временем, Слим находился в гримерке, весь на взводе. Он забрался на стол и опять завел свою речь про его правый хук, про то, как он всех вырубает своим правым хуком. Он всегда ее заводит, когда пьян, или обдолбан, или подрался, или собирается драться.