Revival Cover

Предлагаем почитать перевод рецензии на альбом Эминема «Revival» от Британского издания The Independent.

Оценка The Independent: 4 из 5.

Главное, что отличает Эминема от практически всех других рэперов — это противоречивая природа его характера. Там, где большинство валятся от усталости, хвастаясь избитой роскошью и властью, Эминем продолжает крушить себя сомнениями — о своем статусе, своем поведении, своих отношениях, своих эмоциях, своем душевном здоровье. Именно это самоистязание объясняет маниакальные качели настроений его альбомов, внезапные сдвиги между яростью, трагедией и комедией, что позволяет ему так живо управлять этими изменениями. И редко подобное сомнение было объяснено более четко, чем в сингле-размышлении «Walk On Water», где любые мессианские понятия смягчены звуком трескающегося льда под его ногами. «Дети смотрят на меня, как на Бога, но это тупо», — он размышляет, полностью осознает свои недостатки и мучается видениями своего заката.

Но ненадолго. В конце концов, этот альбом называется «Revival», а следующий трек «Believe» заставляет веру Эминема в свой талант подкрасться в ответ. Тикающий бит и зловещий образ фортепиано а-ля Джон Карпентер — предвестники восставшей угрозы, в то время как неясный, обработанный хук припева звучит как лекарство, наводняющее его дух уверенностью, которое продолжается остальную часть альбома.

Существует множество типичных канонических образов Эминема, разбросанных по всему «Revival»: он постоянно бередит старые раны супружеской неудачи, хотя в таких отдельных частях, как «Bad Husband» и «Tragic Ending», он работал над положением относительно прощения и поделенной ответственности, признавая, что страстная влюбленность и несовместимость — взрывная комбинация, и что он и его бывшая (жена) «мы не плохие люди, просто нам плохо вместе» — удивительно зрелый вывод для такого остро эмоционально артиста. Аналогично, несмотря на то, что он не может устоять перед доброй старой фантазией об убийстве, нет ни одной капли удовольствия, с которым они были перечислены: в «Framed» это больше похоже на дурной сон, поскольку Эминем неистово пытается избежать поимки за преступление, совершения которого он даже не может вспомнить.

В другом месте политический гнев, который перешел в недавнюю тенденцию онлайн-фристайл-атаки на Дональда Трампа, находит больше продуманных выходов. В «Like Home» гимноообразные способности Алишы Киз используются для воодушевляющего призыва к регенерированию настоящей Америки от откровенно сурово осужденного узурпатора; в то время как хард-рок-рифф (взятый из Чича и Чонга!) сопровождает «Untouchable», острая критика Black Lives Matter, осуждающая различное обращение с черными парнями и белыми парнями, особенно белыми полицейскими. «Это похоже на то, что мы застряли во времени», — признается он со стыдом, отмечая широко распространенное обращение к позициям людей до становления Гражданских прав.

Как и вполне полагается, его музыкальный стиль также возвращается к более ранней эре, с сэмплами старой школы пионеров хип-хопа, такими как EPMD, Schoolly D и Young MC, вместе с привычными юного Эминема, а присутствие Рика Рубина среди продюсерской команды обеспечивает прямую ссылку на времена Def Jam.

Но в конечном итоге все это касается самого Эминема, и нигде более динамично, чем в яростной самооценке «Offended», где он, среди прочего, утверждает, что если бы время, потраченное на написание, было взято в расчет, он был бы как минимум — наемный раб — едва ли нелепое утверждение, но сразу подкрепленное прекрасным исполнением обширным порывом быстрого рэп-трёпа, который объясняет и иллюстрирует его навыки, и заставляет только задуматься не только о том, сколько времени нужно было писать, но как он умудряется произнести такие многосложные строчки так превосходно.

«Revival» завершается искусно разработанным двухступенчатым финалом, который подтверждает противоречивую природу Эминема. В «Castle» письмо к его дочери заканчивается звуком как он падает, суицидально, на пол, прежде чем пробудиться в «Arose», чтобы испытать свои последние моменты в больнице, истерзанный сожалениями и признаниями, когда медсестры снимают трубки из его безжизненного тела. Это эмоционально детализированное, продолжающееся действие, которое оставляет его — и нас — в очень темном месте, пока (спойлер!), он кашляет и говорит, запинаясь, назад в репризу «Castle», настолько изменившийся, что мало кто из рэперов мог бы передать это.