Рарное фото Ройса и Эминема

Из всех интервью с Ройсом в рамках промо его нового альбома «The Allegory» затяжная беседа на подкасте «No Jumper» — самая глубокая и открытая.

Это интервью, как и многие другие интервью с Ройсом, не стыдно порекомендовать к просмотру. Конечно же, он говорил о новом альбоме, об алкогольном воздержании, о психическом здоровье, семье, изменах, бифах и других темах.

Также он подробно высказался о том, как появился скит Эминема на альбоме «The Allegory» и почему он защищает Эма от обвинений в расизме.

Ройс: «У нас были долгие телефонные разговоры одно время, и он говорил потрясные вещи. Я просто спросил его, сможет ли он повторить их. Получилось клево, но в разговоре все было еще круче. Сложно воссоздать ту искренность, знаешь, ведь когда думаешь: «Окей, сейчас я скажу это и это», получается не то же самое, хотя тоже отлично. Просто отлично, но он так много сказал тогда, и я такой: «Чувак, вот бы ты повторил все это еще раз. Это как раз то, о чем я говорю на альбоме и для чего я его создаю, и мне не кажется, что люди достаточно часто слышат от тебя правильные вещи, и если бы они знали тебя, как знаю я, тогда б они поняли многое в музыке». Знаешь, люди не все видят, они воспринимают его музыку по-своему, так, как им кажется правильно, и по большей части они просто хотят послушать его рэп. И он такой в ответ: «Я могу попробовать». Так что я отправил ему минус для скита, и он наговорил 12 минут. Эти 12 минут Пол Розенберг потом подправил и свел, ну, чтобы можно было вставить в альбом. Когда он отправил мне все, это было здорово, но я бы хотел, чтобы люди услышали тот разговор. Хотя скит передает его в некотором роде».

Ведущий: «Можно сказать, что это своего рода ответ людям, которые после всех лет до сих пор считают его расистом?»

Ройс: «Нет! Он уже всем ответил. То, что его воспринимают так, уже своего рода расизм, это совсем не новая история, она случилась еще раньше».

Ведущий: «Но каждый раз, когда кто-то в бифе с Эминемом, эту тему пытаются снова оживить».

Ройс: «Да, мой альбом появился, когда никто об этом не говорил. Я до сих пор не говорил с ним на этот счет. Но выставить его расистом… Я никогда на это не куплюсь. Со мной это даже не обсуждается. Я не наивен, абсолютно нет. Я знаю, что я знаю, я вижу, что вижу, и если я придерживаюсь какого-то мнения — вот почему моя прямота так важна, — если я придерживаюсь какого-то мнения, защищаю кого-то, я или знаю, что добьюсь результата, или опираюсь на факты. Так что никто не может обвинить Маршалла в этом по отношению ко мне. Я переехал в город Оук-Парк маленьким пацаном, и как только я оказался там, я тут же попался белому пацану. Знаешь, находясь в радиусе двух миль от моего дома, если бы я не стал путешествовать и не встретил бы Маршалла, не думаю, что мое представление о белых поменялось. Потому что когда ты не сходишь с места и не встречаешь определенных людей, если они не появляются в твоей жизни, возможно, ты начинаешь все упрощать. […] Многие люди отгараживаются в надежде даже изменить свое мнение, даже после встречи с людьми и разговора с ними. Так что та встреча с Эмом и другие вещи, которые он сделал для меня в каком-то смысле… Что он писал мне, когда это было не обязательно, и некоторые вещи, которые он сделал для меня, и просто долгие разговоры с ним как с давним другом, и то, как он решал некоторые проблемы, и просто его жизненная позиция. Я знаю, что говорю с честным человеком. Он не должен быть честным! Он вырос в среде, где черные люди просто кидались на него безо всякой причины. Ну, это было неспроста, это было потому, что они чувствовали, что он пытается вести себя как черный. Но тот эффект, который хип-хоп оказал на белых людей в те времена. Особенно если тебя тянуло к нему, и ты любил историю. Знаешь, Эм — большой охотник. То есть, он мастер, он не просто рэпер, он практик. […] Чувак, я видел, как его освистывали… Своими глазами. Это было жестко. Жестко, но он выстоял в этой буре. И когда он, наконец, добрался туда, где кто-то был готов дать ему шанс – то есть Dr. Dre, — он получил пас, и забросил сверху. Были ли здесь некие белые привилегии? Кто, твою мать, спорит! Но сказать, что он успешен только из-за привилегий … Ты, блин, с ума сошел? Бред! Как я уже сказал, он человек практики. Быть таким профи… Успех идет за трудолюбием. Вложить столько усилий, вложить столько труда, посвятить свою жизнь своему ремеслу – все это приносит определенный успех».

Смотрите, как Ройс говорит об Эминеме: