Vintage King Audio technician Jeff Spatafora looks over a refurbished Neve 8078 audio mixer at its warehouse in Ferndale. Vintage King specializes in providing vintage equipment to studios across the country. / Jarrad Henderson/Detroit Free Press

Vintage King Audio technician Jeff Spatafora looks over a refurbished Neve 8078 audio mixer at its warehouse in Ferndale. Vintage King specializes in providing vintage equipment to studios across the country. / Jarrad Henderson/Detroit Free Press

В городе Ферндейл всего в полумиле от массивных промышленных цехов и серых складов простирается шумная столица звукозаписи Детройта.

То большинство, что каждый день ездит мимо этого места на 9 Миле и Хилтон, даже не представляет себе, что там: сочетание студий высокого качества, беспрерывно гудящих своим творчеством и коммерцией.

Вы могли бы назвать это Детройтским Music Row (Music Row — область от центра Нэшвилла (шт. Тенннеси) к юго-западу, где расположены многие известные музыкальные предприятия, специализирующиеся на стилях канри, госпел, фанк и др.), который так схож с тем, что находится в Нэшвилле или нашим собственным мини Бербанком, что на самом деле можно найти в Лос-Анджелесе. Ведь за последние годы через микширование этих студий прошли некоторые из известнейших записей, в том числе работы Эминема, White Stripes, Kid Rock, Bob Seger, Insane Clown Posse, D12 и великих техно-исполнителей Детройта.

«Здесь находиться двигатель музыкальной индустрии» — говорит микшировщих Джоэл Мартин, основавший 54 Sound тридцать лет назад.

Есть и другие важные студии Детройта. К примеру, Studio A (Дирборн), Rustbelt (Ройал Ок), Pearl Sound (Кантон) и Kid Rock’s Chophouse (Кларкстон).

Звукозаписывающая компания Keyclub (Бентон-Харбор) незаметно превратилась в горячую точку инди-рока всего штата, благодаря записям таких групп, как The Black Keys, The Kills и Franz Ferdinand.

Но в нашу эпоху цифровых технологий многие высококачественные студии по всей стране были забракованы, так как стала распространяться домашняя звукозапись. Студии Ферндейла же выделяются. Нигде в Мичигане, да и возможно даже ни в одном городе от Нью-Йорка до Чикаго не найти таких высококвалифицированных мастеров звукозаписи.

Заглянем внутрь:

A drum booth at Effigy studio, which opened in 2004. / inForm Studio
Студия Effigy открылась в 2004 году.

Effigy Studio

Настоящий дворец звукозаписи и второй дом Эминема, изолированный в бывшей новостройке и выполненный в футуристическом стиле.

Effigy Studios

Effigy Studios

Effigy Studios

Effigy Studios

Effigy Studios

Effigy Studios

Effigy Studios

Effigy Studios

Effigy Studios

Effigy Studios

Рэпер Big Sean рассказал о том, как однажды в 2004 году ездил на объект, который строил микшировщик Томас Джонас. Через три года его купил Эминем.

«Я приехал на эту студию. Снаружи она была похожа на какую-то фабрику. А когда я вошел внутрь — вообще подумал, каким же чертовски щедрым надо быть, чтобы строить это.» — говорит Big Sean. — «Наверное, это самая дорогая вещь в Детройте».

Разработанная архитектурной фирмой Form Studio в Нортвилле, Effigy была названа великим произведением современного искусства своего времени.

«Они построили такую студию, какую никто больше никогда не построит», — говорит Мартин с 54 Sound.

Архитектор Майк Гатри вспоминает тот амбициозный порыв Джонсона, который перевел 1.5 миллионов долларов на проектирование объекта, и, возможно, еще парочку миллионов на строительство.

«Музыкальная индустрия здесь была такой большой, но подобного здесь еще не было.» — говорит он. — «Была возможность сделать что-нибудь большое здесь».

Основной зал выполнен с помощью конструкции «комната в комнате», что обеспечивает дополнительную звукоизоляцию. Все остальное — своего рода, большое открытое пространство в 1400 кв. м., оснащенное угловыми стенами, а также высокими потолками с деревянными и металлическими переплетениями.

«Томас хотел создать огромное пространство, чтобы получить эхо, а вследствие чего и по-настоящему живую и атмосферную акустику», — говорит Гатри.

Комната для записи, специальная изолированная кабина и аппаратная связаны между собой с помощью окон. По всей студии были установлены аудио-разъемы — даже в ванной — для более гибкой записи. На заднем дворе находится буфет.

Effigy, возможно, одна из успешнейших: многие боролись за эту студию, дабы поработать здесь пока она не досталась Эминему в 2007 году. До этого его работа проходила в 54 Sound и F.B.T Studios. С тех пор он записал там несколько альбомов, в том числе и свой последний The Marshall Mathers LP2, а также альбомы таких проектов, как Bad Meets Evil, Slaughterhouse, D12 и 50 Cent.

Звукорежисер Норман Дрюс, работавший в Effigy в ее ранние годы, сказал, что рэпер переделал аппаратную, добавив несколько мощных 18-дюймовых сабвуферов в 1000 ватт.

Звукорежиссер Эминема, Майк Стрэндж рассказал об Effigy в своем интервью в 2010 году.

«Наша главная задача состояла в том, чтобы создать такие же комфортные условия, в каких работал Эм», — рассказал он журналу Sound On Sound. — «У нас есть свой рабочий график, который мы разрабатывали много лет. И мы можем настолько быстро работать с материалом, что порой даже не замечаем самого процесса записи.»